красивые цитаты,афоризмы,заметки..
about Helen
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

красивые цитаты,афоризмы,зам­етки.. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 18 сентября 2018 г.
Мессье 27: Туманность Гантель Бaгиpа в сообществе Где-то 17:12:33
Обозначения: M27, NGC 6853
Тип: Планетарная туманность
Созвездие: Лисичка

­­


Мессье 27 (NGC 6853, Туманность Гантель) – туманность планетарного типа, удаленная на 1360 световых лет. Занимает место в созвездии Лисичка. Охватывает приметную область в 8 х 5.5. угловых минут, а по видимой величине достигает 7.5. Эти условия делают ее идеальной для наблюдения астрономами-любител­ями. Гало слабое и простирается на 15 угловых минут.
Стоит на втором месте по яркости среди планетарных туманностей, отдав призовое место Туманности Улитка (Водолей). У нее высокая поверхностная яркость, поэтому намного легче найти. Имя досталось от Джона Гершеля, наблюдавшего за ней в 1828 году (напомнила ему гантели для упражнений).
Ищите рядом со звездой 14 Лисичка. Можно использовать бинокль, но некоторые детали проявляются уже в небольшой телескоп. Благоприятное время для обзора – лето, потому что расположена в астеризме Летне-осенний треугольник (Альтаир, Вега и Денеб).
Ищите на четверть дистанции между Альтаиром и Денеб. Созвездия Орел и Лебедь быстро идентифицируются на небе, потому что напоминают двух птиц. А у второго есть узнаваемый астеризм Северный Крест. Визуально М27 кажется белой даже в крупных телескопах, но все же заметна ее раздвоенность.
Планетарная туманность – один из эволюционных этапов для нашего Солнца. Когда звезда подойдет к завершению своего существования, то ядерный синтез прекратится, а внешние слои разрушатся, выбросив материал в пространство.
В центре заметны темные и яркие узлы, отличающиеся по форме и размеру. У некоторых даже есть хвосты. Они простираются на 17-56 миллиардов км, а по массе втрое превосходят земную.
12 июля 1764 года ее нашел Шарль Мессье: «Это беззвездная туманность в форме овала. Находится в созвездии Лисичка, между двумя ее передними лапами. Хорошо просматривается в 3.5-футовый телескоп. Я увеличил место в 104 раза при помощи григорианского и не заметил звезд. В диаметре занимает 4 угловых минуты».
24 августа 1827 года ее описал Джон Гершель: «Расположена в наиболее плотной части головы. Это очень необычный объект, обладающий овальным контуром. Центральная масса сильно напоминает гантели. Южная часть более плотная и располагает одной-двумя звездами». В 1828 году он сумел разрешить 4 звезды. Записал ее в каталоге как h 2060, а потом добавил в Общий каталог туманностей и скоплений – GC 4532.
В августе 1834 года Уильям Генри Смит писал: «Выглядит как выстрел из двух сторон. Расположена возле 14 Лисички. Великолепный объект теснится с другими в богатом небесном участке. Найден в 1764 году Мессье, определившим в качестве беззвездной овальной туманности. В свои инструменты вижу как минимум три звезды. Две крупных по величине достигают 8 и 9.5. Удалены на 6 угловых секунд».
Возраст – 14600 лет. За один век она расширяется на 2.3 угловых секунды. А вот скорость расширения центра за то же время – 6.8 угловых секунд. В 1970 году ученые вычислили скорость расширения – 31 км/с, что определяет возраст туманности как 9800 лет.
По форме напоминает удлиненный сфероид и размещается на плоскости экватора для земного наблюдателя.
М27 и Мессье 76 относятся к четырем туманностям, упомянутых в списке Мессье (есть также Мессье 57 и Мессье 97). Центральная звезда представлена белым карликом с радиусом 0.055 солнечных, а по визуальной величине достигает 13.5. Это раскаленная синяя звезда, чья температура повышается до 85000 К. Полагают, что рядом с ней есть слабый спутник с 17-й величиной, удаленный на 6.5 угловых секунд.
М27 в сотню раз превосходит Солнце по яркости, а вот центральная область достигает только 1/3 солнечной светимости, а спутник в 100 раз тусклее. Астроном-любитель из Чехии Леос Ондра в 1988 году нашел переменную, которая мелькает на некоторых снимках М27. Оказалось, что это тип переменных с большой периодичностью, которую наименовали Златовласка.
Позже выяснили, что это переменная типа Мира – пульсирующий объект, чей цикл длится 213 дней. Переменная Златовласки не выступает частью скопления, так как расположена дальше. Но ее видно, потому что местами М27 прозрачен. На западной стороне от М27 можно найти открытое скопление NGC 6830, вмещающее 20-30 звезд. Удалено на 5500 световых лет.
воскресенье, 16 сентября 2018 г.
... самый длиннорукий карнотавр 21:03:37

I'm wicked through­ and through

There is a persistent belief that Greensleeves was composed by Henry VIII for his lover and future queen consort Anne Boleyn. Boleyn allegedly rejected King Henry's attempts to seduce her, and this rejection may be referred to in the song when the writer's love "cast me off discourteously".
Подробнее…­­
/ анрол 19:18:34
В ОБЩЕМ ЧТО МЕНЯ ЗАЕБАЛО ТАК ЭТО МАШИНА КОТОРАЯ У МЕНЯ ПОД ОКНАМИ ПРОГРЕВАЕТСЯ РОВНЕНЬКО С ПОЛОВИНЫ ВОСЬМОГО. НАПОМНЮ ЭТО КАК РАЗ ВРЕМЯ КОГДА Я ЛЕГ СПАТЬ!!!! И ОНА ВСЕ ЕЩЕ ПРОГРЕВАЕТСЯ!!! ОНА СУКА МЕНЯ ЗАЕБАЛА!!! ШЕЯ БОЛИТ ОТ ЭТОГО ЕБАНОГО ЗВУКА!!!!!!!! щас кровь с ушей потечет боже я не могу больше щас кину что-нибудь
Adrift. Audrey H. 10:45:05

Bailando

Во власти стихии. ­­ ­­
­­
Фильм, основанный на реальных событиях.
Дата выхода: 28 июня 2018 г. (РФ)
Жанр: Триллер, Драма.
В главных ролях: Шейлин Вудли, Сэм Клафлин и др.
Краткое описание:


Два молодых человека познакомились на Таити, и искра любви пролетела между ними.
Они еще не знают, что может сделать разбушевавшаяся стихия со светлым чувством под названием любовь.
Они молоды и свободны, а потому им не свойственно понятие власть во взаимоотношениях. У них равноправие.
Взаимные симпатии оказались такой силы, что они решили отправиться в романтическое путешествие по Тихому океану на превосходной яхте.
Все идет просто великолепно. Влюбленные голубки наслаждаются закатами и рассветами, ласковым прибоем, пением морских птиц и дельфинов.
Однако, их путешествие становиться под знаком опасно, когда на них с неимоверной скоростью стал приближаться мощный ураган, который еще никогда не видела история.


На самом деле реальная история намного ужасающая и трагичная, чем нам ее показали.
Как раз ее сейчас дочитываю. ­­
Я именно тот человек, который тоже всегда мечтал выходить в море, в океан.
Не важно на чем, моя огромная слабость - это морские судна.
Когда я смотрю на них, наблюдаю за ними - мой дух захватывает, я испытываю эйфорию и мечтаю,
что однажды я тоже отправлюсь в морское путешествие. Уже очень скоро.
Фильм, как и сама книга автора и женщины той самой истории - Тами Олдхэм Ашкрафт
рассказывает нам все "прелести" реальной жизни в открытом океане.
Мы мечтаем о романтике, красивом закате и рассвете и совсем не думаем, что нас поджидают штормы и ураганы.

Когда я начинала смотреть, сразу поняла, что яхта, хоть будь она самой большой - судно не для таких волн.
Посмотрела фильм три раза ­­ ­­
Первый раз с подругой, потом с мужем и еще раз с братом.
Эмоции и впечатления всегда были разные.
Вначале ты еще не понимаешь что тебя ждет, что покажет фильм..
На разных сайтах жанр фильма всегда пишут разный - то это боевик, то комедия..
Ребят ­­ вы о чем вообще?!
Триллер и только триллер! + драма.
Не более. ­­ ­­
Это именно тот фильм, при котором нужно полное внимание и сосредоточенность.
Что-то пропустишь и все, не поймешь о чем вообще идет речь.
Так и было у подруги - тихий звук экрана + голос детей и вуаля - Лёля поплыла.)
На самом деле в первый раз понимаешь на сколько закручен сюжет и когда в конце все узнаешь..
Для меня одного раза было мало, чтобы понять весь смысл фильма
и последующие два раза - я замечала например те детали или слова,
которые не заметила и не увидела в первый раз.
Не зря же говорят, что фильм нужно посмотреть несколько раз и тогда поймешь его до конца.

Советую к просмотру. ­­

Категории: Фильмы
Ремус Люпин Золя КрАсных в сообществе Тонкс и компания 07:26:44
Натянуть улыбку пошире
И сказать, что все хорошо.
Эти мрачные, печальные мысли...
О них не должен узнать никто.
За грудами книг скрываться,
Сливочное пиво с друзьями выпивать.
Делать вид, что счастлив
И, молча, раны в душе скрывать.
Ночь приближается быстро,
Дрожь уже не унять,
Снова "Визжащая хижина",
Он будет смиренно Ее ждать.
Тут ничего не исправить,
Это не Его вина,
Но Он опять себя проклинает,
Продолжает ненавидеть себя.
Он проживет эту ночь,
Еще одну страшную ночь.
Перенесет эту боль,
Еще одну нестерпимую боль.
А завтра будет светить солнце,
Улыбнется друзьям, как всегда.
Незаметно высохнут слезы,
О которых сам не расскажет никогда.

Автор: Chico Loco


Категории: Римус Люпин, Стихи
Когда болею, всегда преувеличиваю что мне в миллиард раз хуже, чтоб не... что то с чeм то 05:41:12
Когда болею, всегда преувеличиваю что мне в миллиард раз хуже, чтоб не лезли с просьбами по типу:
—Сходи в магаз
—Вылижи полы до блеска
—Приготовь какое-нибудь съедобное на вид блюдо, за которое потом полчаса будешь выслушивать критику от профессионалов blyat
Без понятия как скатилась до того что меня бесят элементарные дом. обязанности, не говоря уже о том что недавно начался колледж. Надо было остаться в 10-м классе и плевать на всесторонние упрёки. Последние пару лет жизни я следую только им, не принимаю никаких самостоятельных решений, ибо никто в них не уверен. Кроме меня наверное.
суббота, 15 сентября 2018 г.
Дорога до П. хотя и не слишком длинная, но интересная. Сначала я иду... aйзек 21:01:01
Дорога до П. хотя и не слишком длинная, но интересная. Сначала я иду около огромного старого здания, которое, может быть, представляла себе из книг в детстве - белое, выкрашенное как будто одной краской, с длинной верандой и малюсенькой больничной лампочкой на потолке. Что-то похожее было в голове, когда читала эту самую "здравствуй, грусть", только в летнем пейзаже и с видом на море. Тысячу раз останавливалась около окружавшего это здание забора и каждый раз не могла понять, что там происходит и кто там находится. Два этажа и нет штор, на такой большой веранде стоит скромный плетенный диванчик с цветочной обивкой. Красиво, но непонятно. Вокруг, кстати, сосновый бор, а дорога к П. не имеет бордюра для пешеходов, и я вздрагиваю каждый раз и морщу лицо, когда представляю, как идти зимой по этой дороге, но уже даже до появления луж с грязью меня там больше никогда не будет, по крайней мере, до необходимости (?).
И после этого здания начинаются горки, я шла по ним всегда очень долго, боясь потеряться завернув не туда.
Клуб для любителей игры в гольф с навесными стенами и сетками в воздухе (мячик для гольфа можно забросить так высоко?).
Детская площадка, на которой бывают видны несвежие лица. И поворот! Этот поворот нужно пометить чем-нибудь, ведь там так сильно пахнет тархуном, но в поисках сладкой травы в этом месте я нашла только декоративный барбарис... что где-то смешно и иронично; теперь в голове этот поворот называю лимонадным.
Я дошла! Пахнет затухлевшей Волгой, регата выдвигается вдоль Жигулевских гор, я стою минут пять и просто любуюсь, но когда открываю дверь П., за спиной будто все это исчезает.
самопознание Евгений Павлович Варфоломеев 04:20:50
Познания скорбь рождают и умножают.
Веселье и доброта - всё суета.
И плоды труда - суета.
Наблюдай , мудрец , тысячи сердец.
Всё по слухам суета и томление духа.
Знайте, люди, что было то и будет.
ДобСтрах неверию и тщеславию друг. а не враг.

Познания скорбь рождают и умножают.
Веселье и доброта - всё суета.
И плоды труда - суета.
Наблюдай , мудрец , тысячи сердец.
Всё по слухам суета и томление духа.

.Учителями не рождаются - они осуждаются.
Сердце сварливое всегда болтливое.
Сварливость и зависть – двойство , рождают неустройство.
Свобода везде бродит и из подчинение приходит .
Мысль приходит : что происходит , когда ничего не
происходит ?
Не будь банальным , но всегда оставайся нейтральным .

Спорящий , простите , всегда проситель .
Приемли , Есения , безразлично сообщения .
Учителя искать не надо - он всегда рядом.
Вселенная по наитию на ваши желания представляет события.
Ну что ж и слова - ложь.
Сила в справедливости , а справедливость в силе .
Похотлива жизнь лжива.
Мила в длинных волосах сила.

Как ни сладки неверны наши догадки.
Нас, радетели, обольщают под видом добродетели.
Труда дело - смирять тело.
От гордости хула есть и была.
Будем , Никита , будем управлять материей через сознание на уровне
пятница, 14 сентября 2018 г.
Тревор С. Бельмонт Vergil Sparda. 18:41:50
Имя: Тревор С. Бельмонт, Ральф С. Бельмонт

Происхождение: Castlevania

Уровень сил: 9+

Пол: Мужской

Классификация: Человек

Возраст: 23

Умения, силы и способности: Манипуляции временем, Сверхчеловеческие физические характеристики

Слабые стороны: Ничего примечательного

Разрушительный потенциал: Уровень здания на пробой

Диапазон: Несколько метров с хлыстом, с часами - в радиусе видимости

Прочность/защита: Уровень маленького здания (вероятно намного выше)

Скорость: Трансзвуковая скорость передвижения и боя.

Сила на подъём: Неизвестно

Сила на удар: Уровень валуна

Выносливость: Сверхчеловеческая

Интеллект: Выше среднего, опытный боец.

Боевые навыки: Высокий уровень владения хлыстом и хорошие навыки метания оружия.

Экипировка:

- Vampire Killer – магический хлыст. Зачарован таким способом, что наносит усиленный урон всей нечисти.

- Кинжал – метательный нож.

- Топор - двухсторонний топор.

- Бумеранг - метательное оружие.

- Святая вода - стеклянные бутылки со святой водой, ранят порождения тьмы.

- Часы - карманные часы останавливающее время.

Атаки, техники и способности:

Охотник на вампиров - клан Бельмонтов специализируется на охоте за нечистью, Тревор владеет навыками выслеживания и убийства сверхествественных существ.

Усиление - Тревор может усилить себя и хлыст аурой, которая увеличивает наносимый и уменьшает получаемый урон.

Vampire Killer (Trevor Version) – Тревор собирается с силами и заряжая хлыст энергией использует его конец как острие копья и атакует врага колющей атакой которая при попадании, возгорается распятием.
Кинжал – Тревор кидает три метательных кинжала.
Blade Serpent - Тревор призывает большое количество кинжалов общее поведение которых похоже на змею, атакует ближайших врагов.
Топор - кидает два двухсторонних топора.
Destruction - Тревор бьет большим двухсторонним топором вызывая ударную волну вокруг себя.
Святая вода - стеклянные бутылки со святой водой, ранят порождения тьмы.
Energy Wave - Тревор выпускает волну святой воды перед собой.
Крест - реликвия.
Grand Cross - Тревор подлетает и создает поле вокруг которого вращаются большие кресты, всё что попадает в эту зону - получает урон.
Часы - карманные часы останавливающее время.
­­ ­­
never not Bakugоu 12:48:02
There's a room
In my heart with the memories we made
Took 'em down but they're still in their frames
There's no way I could ever forget

For as long as I live and as long as I love
I will never not think about you
From the moment I loved, I knew you were the one
And no matter what I do,
I will never not think about you

What we had only comes
Once in a lifetime
For the rest of mine, always compare

We were so beautiful
We were so tragic
No other magic could ever compare
четверг, 13 сентября 2018 г.
Странные законы Америки Кротик на лугу 06:47:36
Все, конечно, знают эти истории о странных законах Америки, когда мужчину могут наказать за то, что он сделал комплимент женщине. У меня есть свое мнение на этот счет, но прежде чем его озвучить, я хочу рассказать свою историю.
Это случилось примерно четыре года назад. Мне было примерно шестнадцать. Я с мамой отдыхала в санатории на Кавказе. Мы не впервые посещали эти края – величие гор и золото осенней листвы прочно запали в души обеим.
В один из вечеров, я решила пропустить ужин и почитать книгу в уютном холле. Я не долго была одна - ко мне подошел мужчина. Это был престарелый, лысеющий, человек с «пивным животиком». Настроенный крайне дружелюбно, он начал разговор. «Как вас зовут», - спросил он, «Та женщина – ваша мать?», - продолжал интересоваться мужчина. Я улыбалась, как всегда делаю при беседе с малознакомыми людьми, отвечая на вопросы.
Затем, он спросил, есть ли у меня парень. В наше время, считается, что дети рано взрослеют и в те годы, я уже могла быть умудрённой в любовных делах женщиной. Но нет, я даже не держалась за руки с мальчиком. И конечно, я не понимала цели вопроса.
«Нет», - я улыбалась.
«Не переживай, найдем!», - дружелюбно ответил он.
А затем, он начал намекать на близость.
С этого момента мои воспоминания тщательно скрыты некими защитными механизмами, но я ярко помню свои чувства.
Страх.
Дикий, идущий глубоко из подсознания страх, под влиянием которого я потеряла контроль над телом и разумом.
«А мама не будет против?» - учтиво поинтересовался человек.
«Нет», - я, все так же, улыбалась.
Нечто не подвластное, захватило меня. Я оказалась в ловушке – глупый ребенок, не понимающих простейших жестов, не способный сказать «нет». Нечто… заставляло меня улыбаться, а единственной, подлинно моей, была мысль о скором «побеге» в собственный номер.
Ужин подходил к концу, отдыхающие возвращались в свои номера. Мужчина, наконец-то, ушел. Я легла в свою постель и начала рыдать. Дрожь пробивала мое тело, а разум сковала непрекращающаяся паника.
Бесплотный голос в голове, сообщил: «Теперь ты женщина и мужчины могут захотеть с тобой секса».
Пришла мама и принесла мне кефир и булочку с изюмом из столовой.
У каждого человека есть момент, на котором закончилось его детство. Это был мой.
Больше я не гуляла в любимом парке, а перед тем как выйти из номера, тщательно вслушивалась в звуки из соседней комнаты, ведь он был нашим с мамой соседом.
Спустя пару дней, он невзначай сообщил мне, что у него одноместный номер с большой кроватью.
Я плакала, прячась от мамы в ванной.
Через десять дней, мы уехали домой и я, наконец, почувствовала себя в безопасности. Так мне казалось.
Свою тайну я раскрыла лишь одному человеку – лучшей и единственной подруге. Когда я закончила рассказ, ее лицо застыло, скованное шоком. В светлых голубых глазах, я увидела маленькую тень того страха, что сжимал мое сердце.
Я никогда не ступлю на возлюбленную землю, где познала столь сильное чувство. Мужчины, хоть чем-то похожие на НЕГО вызывают у меня отвращение. Мысли о серьезных отношениях пропитаны опасениями. Таковы итоги.
Возвращаясь к теме «странных законов Америки», могу сказать: «Учитывая, как работает судебная система в тех же штатах, я против подобного». Но знаете, меня не покидает пронизанная сожалением мысль…
А если бы тогда, у нас, подобный закон существовал, чувствовала бы я себя в безопасности… сейчас?

­­


Музыка Darren Korb - Setting Sail, Coming Home
среда, 12 сентября 2018 г.
Триумфальная арка Энтрери . ADF 11:28:57
Дочитано 19.03.2016


Эрих Мария Ремарк


Подробнее…­­Опять кому-то некуда идти, подумал он. Это следовало предвидеть. Всегда одно и то же. Ночью не знают, куда деваться, а утром исчезают прежде, чем успеешь проснуться. По утрам они почему-то знают, куда идти. Вечное дешевое отчаяние – отчаяние ночной темноты. Приходит с темнотой и исчезает вместе с нею.

– Выпейте еще. Толку, конечно, будет мало, зато согревает. И что бы с вами ни случилось – ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным.

Даже в самые тяжелые времена надо хоть немного думать о комфорте. Старое солдатское правило.

На белом столе лежало то, что еще несколько часов назад было надеждой, дыханием, болью и трепещущей жизнью. Теперь это был всего лишь труп, и человек-автомат, именуемый сестрой Эжени и гордившийся тем, что никогда не совершал ошибок, накрыл его простыней и укатил прочь. Такие всех переживут, подумал Равик. Солнце не любит эти деревянные души, оно забывает о них. Потому-то они и живут бесконечно долго.

Разве ему понять эту бездыханность, это напряжение, когда нож вот-вот сделает первый разрез, когда вслед за легким нажимом тянется узкая красная полоска крови, когда тело в иглах и зажимах раскрывается, подобно занавесу, и обнажается то, что никогда не видело света, когда, подобно охотнику в джунглях, ты идешь по следу и вдруг – в разрушенных тканях, опухолях, узлах и разрывах лицом к лицу сталкиваешься с могучим хищником – смертью – и вступаешь в борьбу, вооруженный лишь иглой, тонким лезвием и бесконечно уверенной рукой… Разве ему понять, что ты испытываешь, когда собранность достигла предельного, слепящего напряжения и вдруг в кровь больного врывается что-то загадочное, черное, какая-то величественная издевка – и нож словно тупеет, игла становится ломкой, а рука непослушной; когда невидимое, таинственное, пульсирующее – жизнь – неожиданно отхлынет от бессильных рук и распадается, увлекаемое призрачным, темным вихрем, который ни догнать, ни прогнать… когда лицо, которое только что еще жило, было каким-то «я», имело имя, превращается в безымянную, застывшую маску… какое яростное, какое бессмысленное и мятежное бессилие охватывает тебя… разве ему все это понять… да и что тут объяснишь?

Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?

– Вы провансалец? – спросил он спокойно. Хозяин осекся.
– Нет. А что? – ошарашенно спросил он.
– Так, ничего. Мне просто хотелось вас прервать. Лучше всего это удается с помощью бессмысленного вопроса. Иначе вы проговорили бы еще целый час.
– Мсье! Кто вы такой? Что вам нужно?
– Наконец-то мы дождались от вас разумных слов.
Хозяин окончательно пришел в себя.

Он вытащил из кармана бумажку с именем, разорвал и выбросил. Забыть… Какое слово! В нем и ужас, и утешение, и обман! Кто бы мог жить, не забывая? Но кто способен забыть все, о чем не хочется помнить? Шлак воспоминаний, разрывающий сердце. Свободен лишь тот, кто утратил все, ради чего стоит жить.

­­– Но когда у человека уже нет ничего святого – все вновь и гораздо более человечным образом становится для него святым. Он начинает чтить даже ту искорку жизни, какая теплится даже в червяке, заставляя его время от времени выползать на свет. Не примите это за намек.
– Меня вам не обидеть. В вас нет ни капли веры, – Эжени энергично оправила халат на груди. – У меня же вера, слава Богу, есть!
Равик взял свое пальто.
– Вера легко ведет к фанатизму. Вот почему во имя религии пролито столько крови, – он усмехнулся, не скрывая издевки. – Терпимость – дочь сомнения, Эжени. Ведь при всей вашей религиозности вы куда более враждебно относитесь ко мне, чем я, отпетый безбожник, к вам. Разве нет?

Равик еще ни разу не был у Вебера. Тот от души позвал его к себе, а получилась обида. От оскорбления можно защититься, от сострадания нельзя.

– Что с ней делать?
– Поставь куда-нибудь. Любую вещь можно куда-нибудь поставить. Места на земле хватает для всего. Только не для людей.

– Нигде ничто не ждет человека, – сказал Равик. – Всегда надо самому приносить с собой все.

– Я… я должна была относиться к нему иначе… я была…
– Забудьте об этом. Раскаяние – самая бесполезная вещь на свете. Вернуть ничего нельзя. Ничего нельзя исправить. Иначе все мы были бы святыми. Жизнь не имела в виду сделать нас совершенными. Тому, кто совершенен, место в музее.

- Эжени, почему набожные люди так нетерпимы? Самый легкий характер у циников, самый невыносимый – у идеалистов. Не наталкивает ли это вас на размышления?

– Человек велик в своих замыслах, но немощен в их осуществлении. В этом и его беда, и его обаяние.

Помогай, пока можешь… Делай все, что в твоих силах… Но когда уже ничего не можешь сделать – забудь! Повернись спиной! Крепись! Жалость позволительна лишь в спокойные времена. Но не тогда, когда дело идет о жизни и смерти. Мертвых похорони, а сам вгрызайся в жизнь! Тебе еще жить и жить. Скорбь скорбью, а факты фактами. Посмотри правде в лицо, признай ее. Этим ты нисколько не оскорбишь память погибших. Только так можно выжить.

Когда жизнь так беспокойна, лучше не привыкать к слишком многим вещам. Ведь их всякий раз приходилось бы бросать или брать с собой. А ты каждую минуту должен быть готов отправиться в путь. Потому и живешь один. Если ты в пути, ничто не должно удерживать тебя, ничто не должно волновать. Разве что мимолетная связь, но ничего больше.

Давно, давно он уже не ждал никого так, как сегодня. Что-то незаметно прокралось в него. Неужто оно опять зашевелилось? Опять задвигалось? Когда же все началось? Или прошлое снова зовет из синих глубин, легким дуновением доносится с лугов, заросших мятой, встает рядами тополей на горизонте, веет запахом апрельских лесов? Он не хотел этого. Не хотел этим обладать. Не хотел быть одержимым. Он был в пути.
Равик поднялся и стал одеваться. Не терять независимости. Все начиналось с потери независимости уже в мелочах. Не обращаешь на них внимания – и вдруг запутываешься в сетях привычки. У нее много названий. Любовь – одно из них. Ни к чему не следует привыкать. Даже к телу женщины.

Равик улыбнулся.
– Если хочешь что-либо сделать, никогда не спрашивай о последствиях. Иначе так ничего и не сделаешь.

- Мы слишком много времени торчим в комнатах. Слишком много думаем в четырех стенах. Слишком много живем и отчаиваемся взаперти. А на лоне природы разве можно впасть в отчаяние?
– Еще как!
– Опять-таки потому, что мы очень привыкли к комнатам. А сольешься с природой – никогда не станешь отчаиваться. Да и само отчаяние среди лесов и полей выглядит куда приличнее, нежели в отдельной квартире с ванной и кухней. И даже как-то уютнее. Не возражай! Стремление противоречить свидетельствует об ограниченности духа, свойственной Западу. Скажи сам – разве я не прав? Сегодня у меня свободный вечер, и я хочу насладиться жизнью. Замечу кстати, мы и пьем слишком много в комнатах.

­­ – Посмотри, что с нами стало? Насколько мне известно, только у древних греков были боги вина и веселья – Вакх и Дионис. А у нас вместо них – Фрейд, комплекс неполноценности и психоанализ, боязнь громких слов в любви и склонность к громким словам в политике. Скучная мы порода, не правда ли? – Морозов хитро подмигнул.
– Старый, черствый циник, обуреваемый мечтами, – сказал Равик.
Морозов ухмыльнулся.
– Жалкий романтик, лишенный иллюзий и временно именуемый в этой короткой жизни Равик.

– Жила-была волна и любила утес, где-то в море, скажем, в бухте Капри. Она обдавала его пеной и брызгами, день и ночь целовала его, обвивала своими белыми руками. Она вздыхала, и плакала, и молила: «Приди ко мне, утес!» Она любила его, обдавала пеной и медленно подтачивала. И вот в один прекрасный день, совсем уже подточенный, утес качнулся и рухнул в ее объятия.
Равик сделал глоток.
– Ну и что же? – спросила Жоан.
– И вдруг утеса не стало. Не с кем играть, некого любить, не о ком скорбеть. Утес затонул в волне. Теперь это был лишь каменный обломок на дне морском. Волна же была разочарована, ей казалось, что ее обманули, и вскоре она нашла себе новый утес.

– Жоан, любовь – не зеркальный пруд, в который можно вечно глядеться. У нее есть приливы и отливы. И обломки кораблей, потерпевших крушение, и затонувшие города, и осьминоги, и бури, и ящики с золотом, и жемчужины… Но жемчужины – те лежат совсем глубоко.
– Об этом я ничего не знаю. Любовь – это когда люди принадлежат друг другу. Навсегда.
Навсегда, подумал он. Старая детская сказка. Ведь даже минуту и ту не удержишь!

– Странно, – сказала она. – Мне бы радоваться… А я не радуюсь…
– Так бывает всегда при расставании, Кэт. Даже когда расстаешься с отчаянием.
Она стояла перед ним, полная трепетной жизни, решившаяся на что-то и чуть печальная.
– Самое правильное при расставании – уйти, – сказал Равик. – Пойдемте, я провожу вас.

– Тогда плохи наши дела, – проговорил он.
– Почему?
– Через несколько недель ты узнаешь меня еще лучше и я стану для тебя еще менее неожиданным.
– Так же, как и я для тебя.
– С тобой совсем другое дело.
– Почему?
– На твоей стороне пятьдесят тысяч лет биологического развития человека. Женщина от любви умнеет, а мужчина теряет голову.

Но разве она не права? Разве красота может быть неправой? Разве вся правда мира не на ее стороне?

Острова ни от чего не спасают. Тревогу сердца ничем не унять. Скорее всего теряешь то, что держишь в руках, когда оставляешь сам – потери уже не ощущаешь.

Клочок бумаги! Все сводится к одному: есть ли у тебя этот клочок бумаги. Покажи его – и эта тварь тут же рассыплется в извинениях и с почетом проводит тебя, будь ты хоть трижды убийцей и бандитом, вырезавшим целую семью и ограбившим банк. В наши дни даже самого Христа, окажись он без паспорта, упрятали бы в тюрьму. Впрочем, он все равно не дожил бы до своих тридцати трех лет – его убили бы намного раньше.

– Зачем весь этот разговор? Я немного устал, мне надо снова привыкать ко всему. Это действительно так. Странно, как много думает человек, когда он в пути. И как мало, когда возвращается.

Она выпрямилась и откинула назад волосы.
– Ты не смеешь оставлять меня одну. Ты отвечаешь за меня.
– Разве ты одна?
– Ты отвечаешь за меня, – повторила она и улыбнулась.
Какую-то долю секунды ему казалось, что он ненавидит ее, ненавидит за эту улыбку, за ее тон.
– Не болтай глупостей, Жоан.
– Нет, ты отвечаешь за меня. С нашей первой встречи. Без тебя…
– Хорошо. Видимо, я отвечаю и за оккупацию Чехословакии… А теперь хватит. Уже рассвело, тебе скоро идти.
– Что ты сказал? – Она широко раскрыла глаза. – Ты не хочешь, чтобы я осталась?
– Не хочу.
– Ах вот как… – произнесла она тихим, неожиданно злым голосом. – Так вот оно что! Ты больше не любишь меня!
– Бог мой, – сказал Равик. – Этого еще не хватало. С какими идиотами ты провела последние месяцы?

­­– И зачем только живет человек?
– Чтобы размышлять над смыслом жизни. Есть еще вопросы?
– Есть. Почему, вдоволь поразмыслив и в конце концов набравшись ума, он тут же умирает?
– Немало людей умирают, так и не набравшись ума.
– Не увиливай от ответа. И не вздумай пересказывать мне старую сказку о переселении души.
– Я отвечу, но сперва позволь задать тебе один вопрос. Львы убивают антилоп, пауки – мух, лисы – кур… Но какое из земных существ беспрестанно воюет и убивает себе подобных?
– Детский вопрос. Ну конечно же, человек – этот венец творения, придумавший такие слова как любовь, добро и милосердие.
– Правильно. Какое из живых существ способно на самоубийство и совершает его?
– Опять-таки человек, выдумавший вечность, Бога и воскресение.
– Отлично, – сказал Равик. – Теперь ты видишь, что мы сотканы из противоречий. Так неужели тебе все еще непонятно, почему мы умираем?
Морозов удивленно посмотрел на него.
– Ты, оказывается, софист.

Слова, подумал Равик… Сладостные слова. Нежный, обманчивый бальзам. Помоги мне, люби меня, будь со мною, я вернусь – слова, приторные слова, и только. Как много придумано слов для простого, дикого, жестокого влечения двух человеческих тел друг к другу! И где-то высоко над ним раскинулась огромная радуга фантазии, лжи, чувств и самообмана!.. Вот он стоит в этой ночи расставания, спокойно стоит в темноте, а на него льется дождь сладостных слов, означающих лишь расставание, расставание, расставание… И если обо всем этом говорят, значит, конец уже наступил. У бога любви весь лоб запятнан кровью. Он не признает никаких слов.

В древнегреческом отделе перед Венерой Милосскои шушукались какие-то девицы, нисколько на нее не похожие. Равик остановился. После гранита и зеленоватого сиенита египтян мраморные скульптуры греков казались какими-то декадентскими. Кроткая пышнотелая Венера чем-то напоминала безмятежную, купающуюся домохозяйку. Она была красива и бездумна. Аполлон, победитель Пифона, выглядел гомосексуалистом, которому не мешало бы подзаняться гимнастикой. Греки были выставлены в закрытом помещении, и это их убивало. Другое дело египтяне: их создавали для гробниц и храмов. Греки же нуждались в солнце, воздухе и колоннадах, озаренных золотым светом Афин.

Я медленно бреду мимо этих витрин, полных сверкающей мишуры и драгоценностей. Я засунул руки в карманы и иду, и кто ни посмотрит на меня, тот скажет, что я просто вышел на обычную вечернюю прогулку. Но кровь во мне кипит, в серых и белых извилинах студенистой массы, именуемой мозгом, – ее всего-то с две пригоршни, – бушует незримая битва, и вот вдруг – реальное становится нереальным, а нереальное – реальным. Меня толкают локтями и плечами, я чувствую на себе чужие взгляды, слышу гудки автомобилей, голоса, слышу, как бурлит вокруг меня обыденная, налаженная жизнь, я в центре этого водоворота – и все же более далек от него, чем луна… Я на неведомой планете, где нет ни логики, ни неопровержимых фактов, и какой-то голос во мне без устали выкрикивает одно и то же имя. Я знаю, что дело не в имени, но голос все кричит и кричит, и ответом ему молчание… Так было всегда. В этом молчании заглохло множество криков, и ни на один не последовало ответа. Но крик не смолкает. Это ночной крик любви и смерти, крик исступленности и изнемогающего сознания, крик джунглей и пустыни. Пусть я знаю тысячу ответов, но не знаю единственного, который мне нужен, и не узнаю никогда, ибо он вне меня и мне его не добиться…

Прекрасная женщина, лежащая перед ним, мертва. Она сможет еще жить, но, в сущности, она мертва. Засохшая веточка на древе поколений. Цветущая, но уже утратившая тайну плодоношения. В дремучих папоротниковых лесах обитали огромные человекоподобные обезьяны. Они проделали сложную эволюцию на протяжении тысяч поколений. Египтяне стоили храмы; расцвела Эллада; непрерывно продолжался таинственный ток крови, вздымавшийся все выше и выше, пока не появилась эта женщина; теперь она бесплодна, как пустой колос, и ей уже не продолжить себя, не воплотиться в сына или в дочь. Грубая рука Дюрана оборвала цепь тысячелетней преемственности. Но разве и сам Дюран не есть результат жизни тысячи поколений? Разве не цвела также и для него, для его поганой бороденки Эллада и эпоха Ренессанса?

Кэт сидела в углу и молчала. Равик курил. Он видел огонек сигареты, но не чувствовал дыма, словно в полутьме машины сигарета лишилась своей материальности. Постепенно все стало казаться ему нереальным – эта поездка, этот бесшумно скользящий под дождем автомобиль, улицы, плывущие мимо, женщина в кринолине, притихшая в уголке, отсветы фонарей, пробегающие по ее лицу, руки, уже отмеченные смертью и лежащие на парче так неподвижно, словно им никогда уже не подняться, – призрачная поездка сквозь призрачный Париж, пронизанная каким-то ясным взаимопониманием и невысказанной, беспричинной грустью о предстоящей разлуке.
­­
Кэт попросила шофера остановиться.
Они прошли несколько кварталов вверх, свернули за угол, и вдруг им открылся весь Париж. Огромный, мерцающий огнями, мокрый Париж. С улицами, площадями, ночью, облаками и луной. Париж. Кольцо бульваров, смутно белеющие склоны холмов, башни, крыши, тьма, борющаяся со светом. Париж. Ветер, налетающий с горизонта, искрящаяся равнина, мосты, словно сотканные из света и тени, шквал ливня где-то далеко над Сеной, несчетные огни автомобилей. Париж. Он выстоял в единоборстве с ночью, этот гигантский улей, полный гудящей жизни, вознесшийся над бесчисленными ассенизационными трубами, цветок из света, выросший на удобренной нечистотами почве, больная Кэт, Монна Лиза… Париж…
– Минутку, Кэт, – сказал Равик. – Я сейчас.
Он зашел в кабачок, находившийся неподалеку. В нос ударил теплый запах кровяной и ливерной колбасы. Никто не обратил внимания на его наряд. Он попросил бутылку коньяку и две рюмки. Хозяин откупорил бутылку и снова воткнул пробку в горлышко.
Кэт стояла на том же месте, где он ее оставил. Она стояла в своем кринолине, такая тонкая на фоне зыбкого неба, словно ее забыло здесь какое-то другое столетие и она вовсе не американка шведского происхождения, родившаяся в Бостоне.
– Вот вам, Кэт. Лучшее средство от простуды, дождя и треволнений. Выпьем за город, раскинувшийся там, внизу.
– Выпьем, – она взяла рюмку. – Как хорошо, что мы поднялись сюда, Равик. Это лучше всех празднеств мира.
Она выпила. Свет луны падал на ее плечи, на платье и лицо.
– Коньяк, – сказала она. – И даже хороший.
– Верно. И если вы это чувствуете, значит, все у вас в порядке.
– Дайте мне еще рюмку. А потом спустимся в город, переоденемся и пойдем в «Шехерезаду». Там я отдамся сентиментальности и упьюсь жалостью к самой себе. Я попрощаюсь со всей этой мишурой, а с завтрашнего дня примусь читать философов, составлять завещание и вообще буду вести себя достойно и сообразно своему положению.


Категории: Книги, Цитаты


красивые цитаты,афоризмы,зам­етки.. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
ясно
Exist Traceee !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!...
Ищу братаНайдись сволочь такая
пройди тесты:
Какой видят тебя парни?
Узнай немного о себе по цвету!
Совпадение или Судьба!? - 17
читай в дневниках:
Болталка)))
"Пристанище" Фулоны
Комнатка

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх